Title

Демьянов Иван

Первые книги этого обычного фронтового шофёра вышли после войны, но до сих пор они переиздаются и пользуются большим успехом. Наша традиционная рубрика «Поэтический четверг» сегодня – о ленинградском писателе и поэте Иване Демьянове. Он был настолько разносторонним человеком, что успел себя попробовать не только в писательстве, но и в сочинении музыки, краеведении и живописи. Но ярче всего его талант проявился в произведениях для самых маленьких.

Михаил Яснов написал о нём следующее: «Я уже давно заметил, что в стихах талантливых детских поэтов, особенно обращённых к малышам, этика уходит в словесную игру, и самые разные уроки нравственности оказываются тем более ценными, что читатель впитывает их с материнским молоком родной речи. Так случилось со многими стихами Демьянова. Его «дошкольная лирика» – разнообразная по жанрам, от считалок и загадок до стихов, посвящённых проблемам воспитания, становится тонкой и умной, как только за дело принимается непосредственно поэтический язык».

Этот поэтический язык близок к языку русского фольклора настолько, что очень гармонично встраивается в передаваемое из поколения в поколение. От мамы и бабушки к ребёнку переходят не только традиционные «ладушки» и «сорока-ворона», но и лёгкие рифмованные строки Ивана Демьянова:

Квохчут курицы:

– Беда!

Очень мокрая вода…

У сороки, погляди,

Чёрный фартук на груди!

На горе растут дубы,

Под горой растут грибы…

Кукушка

Кукушонку

Купила

Капюшон.

Последняя скороговорка про смешного кукушонка и в самом деле незаметно ушла в народ, утратила отчётливое авторство и живёт сама по себе, как и всё в фольклоре. Потому удивительнее, что автор у таких запоминающихся и милых произведений есть, и это – Иван Демьянов.

Его стихи воспринимаются, как игра – словесная, но изумительная в своей насмешливости, ловкости и доброте. В такие игры играют всем миром и веселятся, не зная усталости. Ивану Демьянову удавалось писать стихи для детей не только поучительными, но и по-настоящему смешными. Стрекочущие сороки-выдумщицы в своих фантазиях выпивают целую реку, желанная для всех горошина катится сто вёрст, путешествуя по свету, а звери в лесу боятся так, что только и остаётся развести руками и сказать: «У страха глаза велики!»

Паника

Лёг комарик

на бочок –

Хрустнул тоненький сучок,

Тоненький-претоненький,

Тоньше, чем соломинка!..

Заяц вздрогнул под кустом,

Завертел своим хвостом,

Прижимая ушки,

Прыгнул на опушку!

Да как задал стрекача,

Часто зубками стуча.

Мчится без оглядки –

Лишь сверкают пятки!

Видит рыжая лиса:

Заяц вроде колеса,

Катится по чаще,

Пыльный и дрожащий.

«Знать, охотники в лесах!»

Испугалася лиса.

И скорей из рощи –

Под кустарник тощий,

Через пни,

через канавы,

То налево,

то направо.

С зайцем так несутся,

Только травы гнутся!..

По долинам,

По холмам,

По оврагам

И кустам.

Мчатся без оглядки,

Лишь сверкают пятки!

Брёл тропинкой серый волк —

Шум услышал…

и умолк:

Не до песен волку –

Спрятался за

ёлку!

Смотрит:

Заяц и лиса

Проскочили мимо,

Только пыли полоса

Тянется за ними!

То на горку,

То под гору

По сырому мчатся бору,

Мчатся без оглядки,

Лишь сверкают пятки!

Пил Топтыгин с мёдом чай,

И мотыга на плечах…

Вместо чайной ложки –

В лапах поварёшка!

Вдруг услышал топот ног:

«Кто б

бежать так быстро мог

Разнолапый топот!»

Да и сам потопал!..

«Знать, охотники в лесу –

Головы я не снесу!»

Побежал Топтыгин,

На плече – мотыга.

Бросил дом и огород,

Не успев закрыть ворот…

Оглянулся заяц:

«Ах!

Все бегут!»

Сильнее страх:

«Значит, в этой чаще

Снайпер

настоящий!»

Скачет заяц, в лапах дрожь:

На собаку пень похож!

И коряга тоже

На ружьё похожа!..

Мокрый бедный заяц

В сено залезает…

А кругом бегут, бегут,

Топот, грохот на лугу.

Кто-то влез в болото,

И уж тонет кто-то…

А комарик на сучке,

На другом уже бочке,

Спит спокойно

с храпом –

Под сосновой

лапой…

Демьянов И. И. Ребятишкина книжка / Рис. Б. Калаушина. – Л.: Издательство «Детская литература», 1973.