Title

Вишневецкая Марина

Знаете ли вы, о чём чирикают воробьи, собираясь говорливой стайкой и перелетая с места на место? А что может быть предметом неспешной беседы гусыни и гуся? И что больше всего на свете любит тигр?..

У Марины Вишневецкой, которая больше известна как прозаик и сценарист мультфильмов (один из них, про домовёнка Кузьку, вы наверняка видели), особый взгляд на мир, позволяющий ей подмечать и переплавлять в стихи то, что обычно остаётся незаметным. Этот взгляд в значительной степени детский, но не потому, что в нём есть какая-то наивность или проявляется незнание некоторых вещей, а из-за сохранившейся способности относиться ко всему происходящему непредвзято и умения фантазировать – додумывать что-то сверх того, что уже известно и в первый момент кажется обычным.

К примеру, все мы знаем, что тигр – хищник, который охотится на травоядных, а козлятки предпочитают траву. Они безобидны и беззащитны. Марине Вишневецкой в ироничном стихотворении, состоящем всего из четырёх строк, удалось не только подчеркнуть общеизвестное и привычное и обойти острые углы, но и спасти козляток от незавидной участи. И, конечно, всё это превратилось в игру – лёгкую и озорную:

Изо всех на свете игр

догонялки любит тигр.

А бедные козлятки

предпочитают прятки.

И раз уж заговорили об игре, то самое время вспомнить и одну из языковых игр – со звукоподражаниями. Гусь с гусыней, которых уже упоминали, конечно, гагакают. И мамы у детей обычно спрашивают «как говорит гусь?» и слышат в ответ «га-га-га». Ну и известное про гусей, – «Есть хотите? – Да-да-да!» – из области потешек, тоже сразу приходит на ум. Только Вишневецкой с говорящими гусями удалось и продолжить традицию, и привнести в неё нечто новое, сделав упор на простые, но необыкновенные в этой простоте рифмы. Почему, спросите вы?.. Потому что такая простота гениальна:

Гусь по берегу бродил,

гусь гусыне говорил:

– По весне луга-га-га,

а потом – стога-га-га,

а потом снега-га-га,

а из них – пурга-га-га.

Жизнь тягуча и долга,

как нуга-га-га-га-га.

А гусыня отвечала:

– Ага-га. Ага. Ага.

Даже самые сложные вещи Марина Вишневецкая способна подать так, что о них после этого можно говорить с ребёнком – на его языке, не используя взрослых скучных объяснений. Кажется, тема времени (и тем более – стремительно летящего) – одна из самых трудных для понимания. Но если превратить те же сутки в птиц, сравнить их с утками, а минуты – с утятами, то всё становится проще. Маленькому читателю такое «живое» время ближе, пусть оно и исчезает без следа, тает без остатка или подходит к концу, как незаметно подходит к концу время нашего сегодняшнего «Поэтического четверга».

Но взрослые объяснения можно потом и добавить. Всё равно они не смогут омрачить уже состоявшееся волшебство стихотворения поэтессы:

Сын спросил у мамы утки:

– Мама, кто такие сутки?

И куда они летят?

И вернутся ли назад?

– От побудки до побудки

пролетают-тают сутки.

Улетают в никуда,

исчезают без следа, –

так сказала мама-утка.

Сын спросил:

– А их малютки?

Много ли у них сутят?

Вместе ли они летят?

– Да, у суток есть малютки.

Называют их минутки.

Друг за дружкою подряд

день и ночь они летят.

Сын взволнован не на шутку:

– Мне хоть на одну минутку,

хоть глазочком бы взглянуть!

– Что ж, внимательнее будь.

Только что…

– Как? Неужели?

– Две минутки пролетели.

– Где? Когда?

– Да вот с тех пор,

как ведём мы разговор.

Вишневецкая М. Кто такие сутки? : [поэтический сборник] / Марина Вишневецкая ; [иллюстрации Любы Березиной] ; предисловие В. Левина. – Москва : Самокат, 2018.