Title

Бородицкая Марина

Новый год наступил, и сейчас, в неспешные и немного ленивые дни каникул, многие испытывают небольшую грусть по отшумевшему празднику. А минутка грусти может обернуться какими-то новыми открытиями, ведь когда мы о чём-то светло грустим, мы обращаемся к своим воспоминаниям, перебираем их, радуемся тому хорошему, что с нами случилось, и ждём с затаённой надеждой завтрашнего дня.

Но иногда бывает так, что о чём-то вспомнить нам помогают стихи. Ведь поэт способен заглянуть в прошлое, посмотреть сквозь время, и такой дар – видеть невидимое или вовсе отсутствующее – бесценен. Все мы в той или иной степени обладаем этим даром, но описать увиденное, конечно, дано не любому.

Марине Бородицкой пространство и время подчиняются так, словно она владеет силой волшебника. Память открывает перед ней свои потаённые сокровища, и поэтический язык послушен так, что иногда не только месяцы, но и годы обращаются вспять, и тогда давно прошедшее предстаёт перед читателем обновлённым и преображённым светом поэзии, таким, словно всё произошло лишь сейчас. И среди жаркого лета может развернуть своё белоснежное полотно зима, но лишь на миг, на самый краткий, так, что моргнул – и всё пропало, будто показалось, и не было снега, а были лишь тёплый берег и жужжание шмеля, как в стихотворении «На старом месте»:

Я лёг

На тёплый бережок

В излучине речной,

И надо мной,

Как стрекоза,

Повис прозрачный зной...

И шмель жужжал,

И я лежал,

И всё соображал:

«Неужто правда я зимой

На лыжах тут съезжал?»

Волшебство этого коротенького стихотворения заключается в том, что сейчас, когда у нас зима, читатель с лёгкостью может увидеть летний речной берег и ощутить разогретый до зноя воздух. Для этого, что удивительно, не надо даже подходить к замёрзшей зимней реке.

А что с настоящей зимой? Можно ли, читая стихи этой поэтессы, оказаться в её действительности, соотнести всё со своей реальностью, вспомнить о чём-то, что уже было или всё ещё есть?..

Как быстро сумерки пришли!

Во всех квартирах свет зажгли,

И разноцветные квадраты

Легли на снег сиреневатый.

Хожу с квадрата на квадрат,

Из света в свет, за рядом ряд,

На чёрточки не наступаю,

Из дома в дом переступаю…

Стихотворение ещё не закончилось, а уже есть ощущение, что ты полностью подчинился вот этому неспешному движению по светлым квадратам, и кажется, что оно длится и длится. Редкая удача – удержать, сохранить навсегда – навечно – в нескольких строчках неповторимость прекрасного бытия. Прочитаешь такое стихотворение днём, когда ещё снег ослепительно светел и воздух голубовато холоден, а перед внутренним взглядом встанет уютная темнота вечернего двора, и лягут на снег пятна тёплого домашнего света.

Эти приметы детства, эта игра в «не наступи на чёрточку» понятны любому взрослому и ребёнку, и взрослому – как воспоминание о чём-то таком же или похожем. За это стихи Марины Бородицкой дороги читателям всех возрастов, и каждый раз в её строчках – трогательных и грустных, задорных и беспечных – можно найти что-то дорогое, что-то для души.

Ёлочный шар

На пыльной дачной полке

В предавгустовский зной

Нашёлся шарик с ёлки,

Забытый и чудной.

Ах, скатерти прохладной

И миске мытых слив

К лицу ль его парадный

Малиновый отлив?

А помните, зимою –

Как гордо он царил:

Мерцал в подсохшей хвое,

Позванивал, парил.

В нём всё плыло, сливалось,

Он был главней всего,

И сердце разрывалось

От хрупкости его!

Теперь блестит, нелепый

Под солнцем на столе...

Так сдутый мячик летний

Найдётся в феврале.

Новый год

Ты ждёшь: когда же он придёт?

Проснёшься на заре,

Всё — как всегда, а Новый год

Давно уж на дворе!

Всё так же с ёлкиных ветвей

Стекает мишура,

И красный мяч блестит под ней,

Подаренный вчера...

Но за ночь выпавший снежок

Ещё так ровно-бел,

И прошлогодний пирожок

Ещё не зачерствел!

1.      Бородицкая М. Я. Прогульщик и прогульщица: стихи для детей и не только: [поэт. сб. для семейн. чтения] / Марина Бородицкая; [ил. Ирины Ивановой]. – М.: Самокат, 2008.

2.      Бородицкая М. Я. Думай, думай, голова! / Художник Сакуров И. А. – Ярославль: Академия развития: Академия Холдинг, 2004.