Опрос

Что вы ожидаете от библиотеки в первую очередь:



Яндекс.Метрика

Календарь

Московское время:

Мероприятия на месяц

"Поклонимся великим тем годам"





"Веб-ландия!"

Тендряков Владимир Федорович

ВЛАДИМИР ФЕДОРОВИЧ ТЕНДРЯКОВ (1923-1984). Родился 5 декабря 1923 года в деревне Макаровская Вологодской области. Отец, Федор Васильевич, хотя всего две зимы отходил в церковноприходскую школу, сумел все-таки выделиться из массы: в гражданскую до комиссара полка дорос, после войны - до председателя райисполкома. В 1938 году семья переехала в село Подосиновец Кировской области, где отец будущего писателя работал райпрокурором.
Мать, Татьяна Петровна, была домохозяйкой, очень трудолюбивой женщиной. «На грядках, что были даны им возле квартиры, - вспоминает соседка Л.И. Залесова, - она первой в Подосиновце начала выращивать помидоры, кабачки, тыквы и даже небольшие арбузы. Трудолюбивыми были воспитаны и сыновья». В Подосиновце Владимир закончил среднюю школу.
Все педагоги прочили ему будущее художника. Володя уходил на берег чистой лесной Пушмы и рисовал пейзажи дешевыми акварельными красками. Часами мог мечтательно смотреть вдаль, о чем-то думать или вырисовывать на бумаге могучие корни вывороченного половодьем пня.
Учитель рисования и черчения не мог наглядеться на его акварели. А о графике говорил, что ее можно прямо посылать на выставку. О чем бы ни зашел разговор, всегда на одно сворачивает: талант, дарование. И, уверовав в похвалы старого рисовальщика, Тендряков собрался было уже отослать в Москву свои пейзажи и натюрморты... но началась война.
Поздней осенью 1941 года пришла похоронка на отца, погибшего под Клином. 5 декабря, в день восемнадцатилетия, его сын отправился на фронт. Летом 1944 был тяжело ранен и «подчистую» комиссован. Вернулся в Подосиновец и стал преподавать в школе военное дело, затем был назначен секретарем райкома комсомола. Дни напролет колесили по деревням, выбивая для фронта хлеб, теплую одежду, фураж, агитировали и пропагандировали...
Победным летом 1945 года Тендряков приехал в Москву поступать на художественный факультет ВГИКа. И поступил. По рисунку и композиции получил четверки. За живопись, правда, тройку поставили. Но ведь он до приезда в Москву не то что масляными красками не писал - живьем, если можно так сказать, их даже не видел, только на чужих картинах. Так что эта тройка за живопись была ему как пятерка.
Еще в Подосиновце Владимир посещал кружок, которым руководил бывший его учитель литературы и русского языка Аркадий Александрович Филев. О писательской деятельности Тендряков вначале и не мечтал, потому что именно Аркадий Александрович за сочинение на выпускных экзаменах еле-еле натянул ему троечку. На занятиях же литературного кружка главу за главой обсуждали роман Филева «Фронт в тылу врага».
(По ассоциации с пушкинской «Зеленой лампой» кружок имел поэтическое название «Голубой абажур»). Любителей литературы в нем было... всего четверо: сам Филев, председатель райисполкома, начальник районного отделения НКВД и новоиспеченный комсомольский вожак, который хоть и не очень разбирался в премудростях литературного ремесла, зато хорошо рисовал, а Филеву непременно хотелось, чтобы приближающийся к завершению его роман был красочно иллюстрирован.
Тендряков с нетерпением ожидал каждого очередного собрания под «Голубым абажуром». Но не потому, что роман его захватил и он сгорал от желания узнать, что же там дальше. Он сгорал от другого желания: убедить наконец своего бывшего учителя, что в романе не так уж все здорово, как представляется автору. Он видел многие пути и возможности для совершенствования текста, а Филев их не видел или не хотел видеть, заранее не принимая критику от человека, в литературные способности которого он, мягко выражаясь, не очень-то верил.
И вот тут... То ли с отчаяния, что к его словам не прислушиваются, то ли от злости, что ему приходится выслушивать такое творение, Тендряков не выдержал и, никому из «абажуровцев» не сказав, сел писать.
Писал повесть под названием «Экзамен на зрелость». Собирал по райкомовским кабинетам старые журналы и прямо по печатному тексту - крупными буквами. А наутро выпрашивал в редакции районной газеты - как бы для протоколов - дефицитную бумагу и переписывал.
Почти одновременно послали свои произведения в Москву учитель и ученик. Филев направил роман не в какую-то там редакцию, а прямо в ЦК ВКП(б). Тендряков предпочел куда более скромный адрес: «Комсомольскую правду».
Через некоторое время роман «Фронт в тылу» вернулся в Подосиновец. В сопроводительной рецензии отмечалось хорошее знание автором фактического материала и невысокое качество его литературного мастерства. Словом, роман, как говорят, был «зарезан».
А из «Комсомольской правды» ответа не было, повесть как в воду канула. Поступив во ВГИК, Тендряков решил все-таки зайти в редакцию. Оказывается, его рукопись была сдана... в архив, т. к. газета художественных произведений не печатала. После определенных мытарств «Экзамен на зрелость» попал к одному из рецензентов издательства «Молодая гвардия». Повесть была рекомендована к публикации. Мужем сотрудницы издательства, которой поручено было работать с рукописью, оказался Александр Михайлович Дроздов, старый писатель, хорошо знавший Бунина, водивший знакомство с Чеховым; и вот он, когда рукопись готова уже была отправиться по издательским коридорам, вынул из нее экземпляр и отнес в Литературный институт им. А.М. Горького. А некоторое время спустя ректор Литинститута Федор Гладков объявил Тендрякову, что творческий конкурс он выдержал на «отлично» и от экзаменов освобожден.
Учебную осень 1946 года Тендряков встретил студентом уже Литературного института, который закончил в 1951 году.
Работал корреспондентом журнала «Огонек», писал сельские очерки, в 1948 году опубликовал свой первый рассказ «Дела моего взвода» в альманахе «Молодая гвардия». Он написан на материале Великой Отечественной войны.
В конце 50-х - в 60-е годы произведения Тендрякова выходят одно за другим. И всегда их герои оказываются в «тугом узле» жизненных обстоятельств.
Роман «За бегущим днем», который был опубликован в журнале «Молодая гвардия» в 1959 году, стал первым среди целого ряда произведений, посвященных школе, учителю. В центре его — образ молодого учителя Андрея Бирюкова, биография которого напоминает биографию автора.

В повести «Ночь после выпуска» (1974) речь, казалось бы, идет об учениках, стоящих на пороге большой жизни и мучительно ищущих свой путь, но на самом деле для писателя гораздо важнее то, что происходит в учительской. Эта ночь стала, быть может, даже в большей степени жизненным экзаменом для учителей, чем для учеников.

В 1979 году вышла в свет повесть «Расплата». Подросток Коля Корякин убивает своего отца-алкоголика. В центре повести - преподаватель истории, учитель Коли - Памятнов; это его, духовного наставника, в первую очередь настигает расплата.
И, наконец, «Шестьдесят свечей» (1980) - здесь как бы собраны все основные мысли о назначении учителя, о его высокой миссии на земле.

Повесть о детстве В.Ф. Тендряков задумал написать еще в начале 60-х годов. Не раз в своих рассказах он возвращался к жизни в селе Подосиновец, как жадно отыскивал в журнале «Огонек» репродукции художников, вырезал их и прятал в папки, как ходил в библиотеку, чтобы отыскать и прочесть книги о Вселенной, как увлекался рыбной ловлей, зимним подледным ловом, игрой в шахматы, как бился с теми, кто, по его детским представлениям, нес в мир жестокость, мешал жить. Приходил домой избитый, в разорванной одежде, достать в те годы которую было почти невозможно. Все эти воспоминания в той или иной форме легли в основу повести «Весенние перевертыши» (1974). 
   Тринадцатилетний Дюшка Тягунов — «как все», средний, обыкновенный: «... учился он так себе, старших не всегда слушался, зарядку не делал, конечно, не примерный человек - где уж! - однако таких много, себя не стыдился, а мир кругом был прост и понятен».
   Однако Дюшка живет захватывающей и напряженной внутренней жизнью. Почти каждое мгновение он делает какое-то открытие.
   «Сейчас вгляделся н вдруг понял:
   Наталья Гончарова похожа на... Римку Братеневу!»
   «Вон травка выползла, зелененькая, умытая. Почему она умытая, Минька? Она же из грязной земли выползла...»
   «... Ночью он долго не мог уснуть... поднял лицо Дюшка, взглянул в бездонную пропасть, редко заполненную лучащимися мирами.
   И где-то, где-то в глубине распахнувшейся над ним пропасти стоит кто-то, какой-нибудь другой Дюшка, и, задрав голову, тоже смотрит, наверняка мучается — неведомый брат, затерявшийся в бесконечном мире...»
   У Дюшки хорошая, благополучная семья. Его отец - инженер, мать -  врач. Оба любят друг друга, любят сына, но вместе с тем и тот и другой поглощены своей работой. Не потому ли приходят в голову мальчика горькие мысли о родстве с «детищем» отца - подъемным краном: «Ну, а Дюшка большой кран стал считать своим братом - дома с ним, на улице с ним, никогда не расстается, даже когда засыпает, чувствует - кран ждет его в ночи за окном».
   То светом, то тенью поворачиваются к Дюшке его отношения с родителями, другими взрослыми людьми, сверстниками. 
   Например, отца приятеля Никиту Богатова в поселке да и в семье считают пропащим человеком. А Дюшка, узнав ближе Богатова-отца, обнаруживает в не смелость, доброту и недоступную многим   одухотворенность.
   А школьный кумир Лева Гайзер? Красавец, умница. Не оказывается ли он  ограниченным, духовно черствым по отношению к той же не замеченной и не понятой им Римке, равнодушным к духовной жизни Дюшки? Опять игра в перевертыши. И в этой игре взрослеет герой, учится  отличать Добро от Зла.
   Вершина Дюшкиного прозрения -  осознание ненависти к Саньке Ерахе.
   «… А ведь он и Саньку  ненавидит не только за то, что тот отравляет жизнь, заставляет носить с собой кирпич. Ненавидит, что Саньке нравится мучить кошек, убивать лягушек,… ненавидит просто за то, что он такой есть». И особенно ненавидит за то, что он унижает самого слабого из ребят – Миньку. И как ни опасно для жизни столкновение с Ерахой, Дюшка предпочитает путь открытой борьбы.
   Дюшкин пример заразителен: ему следует и Минька Богатов. Так вырабатывается у героев В. Тендрякова активное отношение к действительности.
   В конце 60-х – начале 70-х годов появляются «Чудотворная», «Апостольская командировка», «Затмение». В них писатель еще более глубоко изучает и освещает духовную сущность человека.
   «Чудотворная» (1958) теперь воспринимается совершенно под другим углом зрения.
   Родька Гуляев живет с матерью и бабкой. Бабка верит в Бога, обращает в эту веру мать, пытается приобщить и Родьку. В их доме часто собираются верующие, так как церковь в селе  разрушена. Главные события разворачиваются   после того, как мальчик находит на берегу реки икону, издавна считающуюся чудотворной. Подростка провозглашают избранником Бога.  
   Две основные идеологии воплощены в образах Парасковьи Петровны, учительницы русского языка, Родькиной классной руководительницы, и священника, отца Дмитрия. В их диалогах - стремление доказать свою точку зрения, свое право на приобщение Родьки к религии или атеизму.
   Парасковья Петровна:
   - Но как бы вы ни притворялись, как бы вы ни успокаивали себя, что ваше добро и ваша вера с нашей сладится, все равно вы знаете: будущее грозит вам тленом и забвением...
   Отец Дмитрий: - Как знать, как знать... Потянулись же после войны люди к богу. Всякое может случиться впереди...
   С позиций сегодняшнего отношения к Богу, к церкви, совершенно по-современному звучат слова председателя колхоза Мякишева, скрывающего свою веру: 
   - Я так считаю: от того и непорядки в жизни, что люди от религии отступились. А без веры в душе никак нельзя жить...       
   И кажется спорным когда-то однозначный ответ на вопрос: кто виноват в том, что неокрепшая душа Родьки не выдержала тяжести борьбы и мальчик пытался уйти из жизни?
   Из написанного В.Ф. Тендряковым в 70-80-е годы многое увидело свет только после смерти писателя. В произведениях идет речь о событиях, вокруг которых целые десятилетия стояла «тупая немота»: о годе «великого перелома» (1929) - рассказ «Пара гнедых»; о голоде 1933 года - рассказ «Хлеб для собаки»; о терроре 1937 года - рассказ «Параня» и другие.
   Он успел написать более двадцати романов и повестей, получивших признание читателей. В театрах страны идут спектакли по его пьесам. Произведения издавались и издаются более чем в двадцати странах. О его творчестве написаны сотни литературоведческих работ, его книги включены в программы средних школ и высших учебных заведений.
   Умер В.Ф. Тендряков в 1984 году.

Книги для детей:
Тендряков В.Ф. Весенние перевертыши: Повесть: (Для сред. и ст. шк. возраста). - М.: Дет. лит., 1983. – 98 с.: ил.
Тендряков В.Ф. Медный крестик: (Отрывок из повести «Чудотворная»). - Л.: Дет. лит., 1978. - 31 с.: ил.
Тендряков В.Ф. Чудотворная: Повесть: (Для сред. шк. возраста). - М.: Современник, 1984. - 62 с.: ил.
   
Библиография:
   
Золотусский И. Мозаика / И. Золотусский // Час выбора / И. Золотусский. – М., 1976. – С. 122 – 131.
Кузнецов Ф. Самая кровная связь. – М., 1977.
О творчестве В. Тендрякова - С. 186 - 193.
Владимир Федорович Тендряков : Библиографич. указатель. – Вологда, 1993. – 128 с.

***

Тендрякова М. Вологодская Шамбала / М. Тендрякова // Вологодский Лад. – 2008. - № 3. – С. 215 – 219.
   Воспоминания дочери писателя.
Янковский А. Свидание с Тендряковым / Антон Янковский // Красный Север. Суббота. – 2004. – 31 июля (№ 148). – С. 7.
 О писателе.
Тендряков В. «Оправдать ваши надежды»: Из писем В. Тендрякова в Вологду  // Красный Север. – 1993. – 4 декабря. – С. 2 – 4.
Невзоров В. Слово о Владимире Тендрякове // Красный Север. – 1985. – 5 декабря.
Непряхин П. Имени В.Ф. Тендрякова // Красный Север. – 1985. – 18 октября.
 Об областной юношеской библиотеке им. В. Тендрякова.

 



Аринин Владимир Иванович

Багров Сергей Петрович

Балакшин Роберт Александрович

Гогулина Татьяна Васильевна

Ермаков Дмитрий Анатольевич

Леднев Юрий Макарович

Маркелов Леонид Васильевич

Матвеев Николай Иванович

Павлов Константин Алексеевич

Щекина Галина Александровна