Опрос

Что вы ожидаете от библиотеки в первую очередь:



Яндекс.Метрика

Календарь

Московское время:

Мероприятия на месяц

"Поклонимся великим тем годам"





"Веб-ландия!"

Сидоренко Александр Михайлович

АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ СИДОРЕНКО (1957-2006). Родился 25 сентября 1957 года в городе Ейске Краснодарского края. С 1963 года жил в Череповце, работал учителем русского языка и литературы.
Как журналист и писатель публиковался в газетах «Речь» и «Курьер», альманахах «Автограф», «Воскресенский проспект». Автор сборника стихов «Чужой», рассказов «Наши дети» (2002), «Невольник чести» (2005).  Александр завершил работу отца – профессора Череповецкого педуниверситета Михаила Сидоренко – «Словарь художественного языка Рубцова» (2005).
А. Сидоренко был очень многогранной личностью. Педагог, филолог, поэт, писатель, журналист. Член Союза писателей РФ с 2003 года.
Весьма известный в литературных кругах, любимый своими учениками, читателями и коллегами, он был общительным, доброжелательным и в то же время очень одиноким человеком. Таким, чьи успехи были общими для всех, а его трудности – собственными трудностями. «2005 год был памятен тем, что во многих средствах массовой информации шла настоящая травля учителей. Публицистические статьи Александра Михайловича, напечатанные в местной прессе в защиту учителя и школы, сразу же стали предметом большого обсуждения…» (Е. Шалашов – учитель истории и обществознания МОУ «СОШ-17», кандидат филологических наук, доцент кафедры истории ЧГУ).
Жизнь Александра Сидоренко не была гладкой и простой – как в личном, так и профессиональном плане. Напротив, неурядиц, препон и других проблем на его долю выпадало значительно больше, чем на долю большинства сограждан. Нести все это в себе и дальше оказалось Александру не по силам. 12 января 2006 года писатель внезапно скончался от сердечного приступа. Ему было всего 48 лет…
«Одна из учениц А.М. Сидоренко сказала на похоронах: «Вся его слава – еще впереди». Она абсолютно права. Александр Михайлович не первый и, думаю, что не последний из тех писателей, которые становятся знаменитыми лишь после смерти…» (Е. Шалашов).
Поэт Николай Бушенев посвятил Александру стихотворение:
  
   Уходят в мир иной приятели,
   Не дотянув и до полста.
   А коль прекрасные писатели –
   Страшней нам жизни пустота.
  
   Мы с ними часть себя утратили…
   От суеты в покой и тьму
   Уходят честные писатели.
   Прочти – узнаешь, почему. 

Тематика большинства рассказов и статей Александра Сидоренко – проблемы современного подростка. Материал для творчества он брал из жизни.
В областной детской библиотеке имеется только книга «Наши дети». Она сразу же привлекла внимание библиотекарей: давно никто из вологодских авторов не писал о подростках.
Герои рассказов, вошедших в эту книгу, разные по возрасту – от второклассников до учащихся старших классов. Соответственно освещаются и проблемы подрастающего поколения.
«Вовка из 2 «Б» нашел ржавую гайку и сменял ее у соседа по парте Витьки на динозаврика без хвоста.
Валерке из 3 «Б» понравился динозаврик, и он без колебаний отдал за него пистолет со сломаной пружиной…»
Бартер рос в геометрической прогрессии. Ставки увеличивались, включился в действие прием шантажа. Вовка переходил из класса в класс, не переставая заниматься бартером.
«…Когда в десятом классе Вовка менял свою подержанную «шестерку» на новый «мерседес», он вдруг вспомнил о гайке…»  («Бартер»).
   …Папа, пользуясь отсутствием сына-пятиклассника, заглядывает в его рюкзак и «любуется» школьными принадлежностями.
«Тетради. Уголки потрошеные, мочалистые, вид похмельный. Они будто смотрели на меня и спрашивали: «Эй, мужик, чё за базар?» Базара не было, обложек на них – тоже. Я открыл одну, по истории. На листке стояли даты – 1380 - Барадинская битва, а под датой мултузили друг дружку дубинами, мечами и топорами человечки кавказской национальности и наши. Причем в руках одного из наших был флаг с пятиконечной звездой, а рядом стояла небольшая гаубица времен Второй Чеченской войны…» Вы, наверное, догадываетесь, как выглядели учебники и сколько обнаружилось в рюкзаке предметов, не имеющих к школе никакого отношения! («Школьный рюкзак»).
Мы, взрослые, порой не думаем, какое действие оказывает на ребенка неосторожная фраза.
Вовка мечтает купить радиоуправляемую машинку за 150 рублей, но мама сказала, «что для такой игрушки он не в той семье родился и что ей и без того впору милостыню просить». Мальчик воспринимает эти слова как сигнал к действию, одевается соответствующим образом и идет к церкви. Подавали хорошо. Даже Вовкина «классная» Наталья Павловна, не узнав его, подала десять рублей.
«…Назавтра Наталья Павловна как-то очень значительно, торжественно вошла в класс, сделала должную паузу и сказала: «Ребята, у нас сегодня сочинение на свободную тему «Нужно ли подавать милостыню». Я расскажу вам маленькую историю об одном мальчике».
Вовка опустил голову.
…Он стоял перед витриной. Вот она, машинка. Иди в кассу, плати деньги, бери и уходи радоваться. Но он не мог. Постояв еще немного, Вовка вышел из «Детского мира», и ноги сами понесли его к церкви.
Бабушка сидела на том же самом месте. Вовка вытащил из кармана все двести с лишним рублей, украденных у Бога, и положил в баночку…» («Вовка на паперти»).
…Мама объяснила Вовке, что у каждого человека есть душа. Как она выглядит? Где помещается? Есть ли она у животных? Вовка не в силах съесть приготовленную мамой аппетитную курицу, потому что его интересует, где у нее могла находиться душа. Эта проблема доводит мальчика до критического состояния, и он убивает кошку, чтобы ответить на свой вопрос… («Душа»).
Поражает «Письмо Богу» современного подростка. Он делится своими проблемами в семье и школе. А просьба его такова: «Дяденька Бог, возьми меня к себе. Я полезный. Я и уборку делать могу (меня наша классная хвалила, что я тщательный), и принести, если что надо. И ем я немного, мне уже почти и есть-то не хочется. Только, пожалуйста, можно я Дружка с собой возьму. Он хороший, тихий. Можно, а?»
Это еще самые «невинные» из рассказов. Они помещены ближе к середине книги. А первые – «Мамонт», «Всяк сверчок», «Дневник тихой дурочки» - ужасают, хотя отражают современную жизнь, современный жестокий мир и не менее жестоких по отношению друг к другу подростков. Думается, что с книгой вначале должны познакомиться педагоги и родители. Им решать, как подготовить детей к восприятию рассказов.
Завершают сборник «перлы» детей – «Устами младенца», «Что такое ад и рай», «Записки под елкой», «Не хочу быть бедным (дети и деньги)», «Дети точат топоры (по следам школьной темы)».
Наряду с забавными высказываниями типа: «А Митька слизняк: он у бабушки из кринки всю сметану слизал», «Мама сегодня у зеркала себе мозги пудрила», «Почему «душ», ведь он для тела?» - встречаются и такие: «Хочу, чтобы у меня была своя комната с замком и чтобы туда никто, кроме меня, не входил и не командовал моими вещами», «Дед Мороз! Подыщи моей маме такую работу, чтобы мне можно было получать от тебя подарки», «Дед Мороз! Не надо мне игрушек и конфет - сделай так, чтобы у меня был папа». («Записки под елкой»).
«Дети точат топоры» - размышления после изучения «Преступления и наказания» Ф. Достоевского. Большинство подростков оправдывают насилие. Вот цитаты из сочинений: «…Раскольников прав: я – это я. И все остальные – для меня. И мне нет никакого дела до их страданий, как и им до моих. Они – мое стадо». «…Странные люди жили в прошлом веке: для того, чтобы убить, надо было еще и теорию изобретать. Сейчас некогда тратить время на теории – убивают без них». «…Все правильно: чтобы быть свободным, надо учиться убивать!»
Страшно? Да! Но так думают наши дети, а Александр Сидоренко обнародовал новый внутренний мир современного подростка, в который мы, возможно, чаще всего боимся заглянуть.   
В 2005 году вышла очередная книга о подростках – «Невольник чести» (в ВОДБ ее пока нет). С писателем беседовала корреспондент череповецкой газеты «Речь». Приводим фрагменты.

- Вы много пишете: стихи, проза, публицистика. Не возникает ли стремления работать в едином жанре, едином стиле, или, наоборот, интересно разнообразие?
А. С.: - Как Господь закажет. Бывает, сверху «спустит» строчку или образ: «Сегодня с тебя – стих». Руку под козырек – пишу стих. Дальше: «Сегодня с тебя – рассказ». Есть! Через год небеса открываются: «Ты еще здесь? Жив?» - «Пока жив». – «Тогда пиши». Вот такая система.
- Хотелось бы поговорить о Вашей новой книге «Невольник чести». Кстати, почему она так называется?
А. С.: - Сначала хотел назвать ее «Ницшенка» (одна из наиболее жестких вещей в «Невольнике чести» - авт.), но слишком новое и не очень удобочитаемое слово, «подаренное», кстати, одной из моей учениц. (Не подумайте, что это неправильно написанное слово «нищенка». Просто Вика страдает от своей фамилии – Нищенкова. Прозвище у нее тоже обидное, а вот имя означает – «победа». Девушка решает жить и вести себя так, чтобы ее боялись. Идеалом для нее становится порядок гитлеровской армии, на стене висит портрет фюрера, на досуге старшеклассница изучает философию Ницше. – сост.).
А. С.: - Повесть же «Невольник чести» сначала не хотел включать, но мои коллеги-женщины прочли и расплакались под конец, не знаю, почему. Значит, зацепило. Я включил. (Сюжет повести таков: двое старшеклассников дерутся на дуэли из-за девушки, которая нравится обоим. Дуэль самая настоящая, так как оружие – самодельные «пугачи» - обладают убойной силой. Финал, естественно, трагичен. – сост.).
- Герои Ваших рассказов в основном подростки. Вас привлекает неокрепший еще внутренний мир? Все-таки Вы педагог…
А. С.: - Мне не хотелось бы, чтобы меня воспринимали только как детско-юношеского писателя, - у меня подготовлены четыре вполне «взрослых» сборника, которые пока томятся в компьютере. Просто я давно работаю в школе, и в моей жизни она стала «средой обитания».
- Вы сказали, что не хотели бы, чтобы Вас воспринимали исключительно как детско-юношеского писателя. То есть адресаты Ваших произведений – не только подростки?
А. С.: - Я и первую свою книгу пускал «в школьные массы» с осторожностью. А насчет «Невольника чести» вообще сомневаюсь – вещь жесткая. Только 10 – 11 классы, когда уже пройден Достоевский и кое-что в голове осталось. И, разумеется, учителям, родителям.
О «Невольнике чести» автор исчерпывающе сказал в «Предисловии»: «О детстве и юности писать честно, без замалчивания – трудно. Меня могут упрекнуть в том, что я специально сгущаю краски, занимаюсь подглядыванием и вообще нескромен, повествуя о целомудренной поре нашей жизни – ее начале. Увы, я более двадцати лет проработал в школе и не понаслышке знаю, сколько бунтарства, агрессии и отнюдь не целомудренности скопилось в душах наших детей. Об этом принято молчать, поэтому я долго решался на публикацию этого сборника, предвидя возможные упреки и обвинения. Но решился…
В основу большинства рассказов положены реальные факты, а герои имеют свои прототипы, так что все честно.
Многие герои и ситуации, представленные в сборнике, экстремальны, но, на мой взгляд, это естественно, ибо и экстремизм, максимализм и парадоксальность столь же присущи началу жизни, сколь дряблость и пассивность – ее закату».   

Кстати, в сборнике есть очень светлые рассказы. «Паучок» - самый добрый из них. Александр Михайлович вновь включил строки из школьных сочинений, раздел «Говорят учителя», интересные высказывания «А у меня папа…», «А у меня мама…»
Будем надеяться, что со временем мы сможем оценить эту книгу и узнать подробнее об авторе.

Книги для детей:

Сидоренко А. Наши дети : рассказы. – Вологда – Череповец : Полиграфист, 2002. – 240 с. (Средний и старший возраст)

Библиография:

Александр Сидоренко : некролог. – Интернет.

Бушенев Н. Памяти Александра Сидоренко : стих. / Николай Бушенев // Автограф. – 2006. - № 44. – С. 6.

Виноградов С. Погиб невольник чести / Сергей Виноградов // Автограф. – 2006. - № 42. – С. 24.

Сидоренко А. Ремесло по заказу Всевышнего : [беседа с писателем А. Сидоренко ; записала М. Вдовина] // Речь. – 2005. – Октябрь. – (№ 200). – С. 3.

Шалашов Е. Его слава еще впереди… / Евгений Шалашов. – Материал предоставлен Маркевич О. А. (ВИРО).



Аринин Владимир Иванович

Багров Сергей Петрович

Балакшин Роберт Александрович

Гогулина Татьяна Васильевна

Ермаков Дмитрий Анатольевич

Леднев Юрий Макарович

Маркелов Леонид Васильевич

Матвеев Николай Иванович

Павлов Константин Алексеевич

Петухов Анатолий Васильевич

Полуянов Иван Дмитриевич

Щекина Галина Александровна