Опрос

Что вы ожидаете от библиотеки в первую очередь:



Яндекс.Метрика

Календарь

Московское время:

Мероприятия на месяц

"Поклонимся великим тем годам"





"Веб-ландия!"

Коничев Константин Иванович

КОНСТАНТИН ИВАНОВИЧ КОНИЧЕВ (1904 – 1971). Родился 26 февраля 1904 года в деревне Поповской Устьянской волости Вологодской губернии (теперь это Усть-Кубинский район Вологодской области).
«Мать моя была рукодельницей. Плела кружева. Зарабатывала пятнадцать копеек в день. Утром и вечером она «обряжала» тогда, в большой семье, коров и телятишек. После утреннего обряда, напоив скотину и задав ей корму, она душистым мылом до белизны промывала руки, садилась за пяльцы. Плела до вечера. Брякали ивовые лощеные коклюшки. Пухла под платком затейливого рисунка прошва…» (Коничев К.И. Из моей копилки. – Вологда, 1971. – С. 4.).
В пять лет Константин осиротел наполовину, со смертью матери, а в 1910 году скончался и его отец. Мальчика оставила на произвол судьбы мачеха, и пришлось ему жить в семье опекуна, дяди Михаила. Тяжелое выпало Косте детство. «Чем я только не занимался! – вспоминал впоследствии писатель. – Сапоги шил, лес рубил, веревки вил, пахал и сеял, молотил и веял, соль выпаривал, на пожнях косил, на баржах водоливом ходил, подпаском, вице-пастухом бывал…»
Деревенские дети взрослели быстро, но они находили время для забав и превращали в игру, например, сбор ягод и грибов.
«…Поочередно завязывали друг другу глаза и угадывали запахи ягод – черемухи и смородины земляники и голубики. Трудно было отличить рыжики от груздей и волнух, но и в этом преуспевали, нарочно заранее принюхивались, чтобы в следующий раз не опростоволоситься». (Коничев К.И. Из моей копилки. – Вологда, 1971. – С. 25.).
С 1911 по 1914 годы учился в Коровинской церковно-приходской школе. На этом, возможно, и окончились бы его «университеты», если б не новая эпоха. Не каждому смышленому крестьянскому мальчику было суждено стать Ломоносовым, тем более сироте. Долго еще кормил его надежный сапожный промысел: до службы в Красной Армии и после нее. В Красную Армию К. Коничев ушел добровольцем зимой 1920 года, служил в 34-й Кадниковской роте и частях особого назначения.
После гражданской войны вернулся в родные края. Занялся сапожным ремеслом, а вечерами пробовал писать. Отдельные его стихи, фельетоны, очерки печатались на страницах губернской газеты «Красный Север». В 1923 году вступил в комсомол, работал в избе-читальне в Устье Кубенском.
В 1925 году Константин Коничев поступил в Вологодскую совпартшколу. Начинается его большая жизнь, в которой он безраздельно отдал себя родному Северу. Он побывал почти во всех местах земли Вологодской, Архангельской и других северных областях.
«Совсем недавно, кажется, была от него весточка из Ленинграда, а через несколько дней является и он сам, полный впечатлений от встречи с череповецкими металлургами. «По пути» завернул еще и в Ферапонтово, чтобы поглядеть на фрески Дионисия. А назавтра уже беседует со своими земляками, читает им свои новые страницы, советуется, расспрашивает что-то. А через некоторое время уже идут от него пестрые открытки откуда-нибудь из Дагомеи или из Египта, из Греции или Сирии, из Парижа или Праги». (Гура В.В. Добрая память // Коничев К.И. Из моей коппилки. - Вологда, 1971. – С. 233.).
В 1929 году в Вологде выходит первая книга рассказов Коничева «Тропы деревенские». Несколько книг в разных издательствах вышло в 30-е годы.
Во многих своих произведениях, начиная с первых очерков, а потом в повестях «К Северу от Вологды» (1954), «В местах отдаленных» (1954), «Деревенская повесть» (1959) Коничев пишет, вспоминая родные, близкие с детства места Устьянщины: лесопильный завод «Рыбкин с сыновьями», Кубену с ее притоками, родную деревню и ее обитателей.
С 1935 по 1941 год писатель жил в Архангельске, работал редактором областного издательства, уполномоченным Союза советских писателей и редактором альманаха «Север». В эти же годы заочно учился и окончил Литературный институт имени Горького. Много занимался самообразованием.
Когда началась Великая Отечественная война, К. Коничев ушел на фронт, участвовал в боях на Карельском фронте, затем на Дальнем Востоке. Награжден двумя орденами Красной Звезды и медалями.
Демобилизовавшись, возвратился в Архангельск. Пять лет работал главным редактором книжного издательства и ответственным секретарем областной организации Союза писателей. Затем переехал в Ленинград, где его назначили главным редактором Лениздата (1951-1952 гг.).
По-настоящему крупной вехой на творческом пути Коничева была «Деревенская повесть». В полном объеме – в 2-х частях – она была издана в 1950 году в Вологде.
Хотя повесть во многом автобиографична, но тем она и интересна до сих пор, что в ней повествуется о нашем северном селе, о его обитателях. Мы видим жизнь вологодского крестьянина до 1917 года и в труднейшие 20-е годы. Здесь и взросление главного героя повести Терентия Чеботарева, и множество других конкретных имен: пастух Николай Копытин, сапожник Алексей Турка (герой многих коничевских произведений), Василий Рассоха, зимогоры, Проня-книгоноша и другие. Все «из жизни взятое».
«Темы вологодские мне очень близки; вжился я в них. До того вжился, что, например, в той же «Деревенской повести» мало чего пришлось «домышлять».
Особенно привлекает народная основа языка – наши вологодские словечки, присловья, частушки. Не потому ли так сочен язык К. Коничева, что автор вырос в гуще этой словесности? В деревне было тесное общение. Зимними вечерами обязательно собирались мужики в чьей-либо избе – и начиналось состязание в остроумии, в котором нередко побеждал Коничев…
С 1953 года Константин Иванович был занят только литературно-творческой работой. «Очерки больших дел» привели его к историко-биографическим «Повести о Петре Шубине» (1951), «Повести о Верещагине» (1956), «Повести о Воронихине» (1956), повести об издателе Сытине «Русский самородок» (1966).
В последние дни своей жизни писатель закончил работу над двумя книгами, но не успел увидеть их напечатанными. Это «Петр Первый на Севере» и «Из моей копилки».
Константин Иванович искал петровские грамоты, собирал народные предания, часто ездил по Северу в места пребывания Петра, изучал документы. В книге, в бытовых сценах, связанных с приездом царя в Вологду, на Кубенское озеро и в село Лахмокурье (оно теперь входит в состав Устья Кубенского), а также во фрагментах о Северной войне К.И. Коничев снова с любовью пишет о северянах, их исторических судьбах.
В рассказах книги «Из моей копилки» память возвращает писателя в годы его детства и юности.
«Прошлое навязчиво тревожило память писателя, он все чаще обращался к тому миру, который открылся ему в детстве с околицы родной безвестной и теперь исчезнувшей с лица земли деревеньки. Стояла она на взгорье, окнами на большое торговое село Устье. За сосняком уходило в туманный горизонт на многие версты раздольно вытянувшееся знаменитое Кубенское озеро. Шли по нему пароходы и барки, отражались в его глади стены древнейшего Спасо-Каменного монастыря. Ватагой бегали на Устье деревенские малыши, провожали с пристани пароходы на Вологду, казавшуюся им призраком за тридевять земель в тридевятом царстве.
Он не раз вспоминал это время с какой-то тихой грустью, даже тогда, когда рассказывал о людях доброй души -–Хлавьяныче, Афоне-Голубые кони, Митрии Трунове, Иване Герасимове, Антошке Печенике… Вот и теперь они – в копилке его памяти как живые свидетели неиссякаемой народной мудрости и чистейшей, ничем не замутненной народной доброты». (В. Гура).
Есть у Коничева разные очерки, статьи…
Скончался Константин Иванович Коничев 2 мая 1971 года в Ленинграде. В могилу писателя легла и горсть родной вологодской земли. Ее привезли из Устья Кубенского земляки.
На родине писателя одна из улиц села Устье носит его имя. Районной библиотеке также присвоено имя писателя-земляка. В день празднования 100-летнего юбилея 26 февраля 2004 года здесь же, в библиотеке, открылся небольшой музей К.И. Коничева.
В районной газете «Северная новь» были опубликованы стихи учительницы истории из с. Никольское С.А. Алешичевой, посвященные писателю. Приводим их…

Родина Поповское
Намело сугробы-горы
По дорогам, по полям.
Снова ходят зимогоры
По устьянским деревням.
Сутки зимние не долги:
День – уже вчерашний день.
Выходили ночью волки
У подлесных деревень.
Выли там протяжно-долго
До предутренней зари.
В ночь тачают на Поповском
Сапоги чеботари.
Что сугробы, снега горы,
Что морозы на дворах!
Бабы снежные узоры
Заплетают в кружевах.
В вечера дела простые:
Где-то шутки, где поют,
А на Шилове портные
До утра наряды шьют.
На печах ребята дремлют
И не слышат петухов.
И живет, живет деревня
По грехам и без грехов.

* * *
Уж зима на распутье
С ветром, снегом идет.
По дороге от Устья
До Николы метет.
По сугробам, по крышам
Снег бросает, шаля.
И родился парнишка
В мутный день февраля.
Появился мальчишка,
Мужичок, жданный сын.
При крещенье сынишку
Нарекли Константин.
Подрасти б, поокрепнуть
Для судьбы непростой,
Да уже на деревне
Стали звать сиротой.
Труд тяжелый недетский
И с нуждой по пути.
В новой жизни советской
Смог он место найти.
За начальную школу
Получить аттестат,
Деревенским селькором
И писателем стать.
Жизнь, что не было лишка:
Был февраль и был май,
И хорошие книжки
Про Усть-Кубинский край.

«Поповские прозвища»
(по мотивам рассказов «Из моей копилки»)
Боек здесь живет народ
И остер на слово.
Если что не так идет –
Прозвище готово.
Вспомнят дедом и отцом
И не будет лишка.
Припечатают словцом,
Не потерпит книжка.
Лет всего ребенку пять,
И такой забавничек!
А изволили прозвать
Словно деда – Травничек.
Кнутовище за плечом
Вито – перевито.
Не обидели словцом
Пастуха – Копыто.
Есть Петух, хоть не певал
Рано - спозаранку.
Кто-то Аннушку назвал
Прозвищем Глуханка.
Дед Додыря к Турке шел,
Встретил Шкилетенка.
А Сухарь хитер! Подвел
Ваньку Поголенка.
И веселый был народ!
Боевой на слово.
Пусть и ладно жизнь идет -
Прозвище готово.

Книги для детей
(среднего и старшего возраста)
Коничев К.И. В местах отдаленных: Повесть. – Вологда: Обл. кн. ред., 1956. – 248 с.
Коничев К.И. Деревенская повесть. – Вологда: Обл. кн. ред., 1957. – 504 с.
Коничев К.И. Из жизни взятое. – Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1964. – 264 с.: 1л. портр.
Коничев К.И. Из моей копилки: Короткие рассказы. – Вологда: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1971. – 240 с.
Коничев К.И. К северу от Вологды. – Вологда: Обл. кн. ред., 1955. – 192 с.: ил.
Коничев К.И. Петр Первый на Севере: Повествование о Петре Первом… - Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1984. – 367 с.: ил.
Коничев К.И. Повесть о Верещагине. – Вологда, 1960. – 447 с.: 1л. портр.
Коничев К.И. Повесть о Воронихине. Повесть о Верещагине. – Л.: Лениздат, 1975. – 679 с.
Коничев К.И. Повесть о Федоте Шубине. Повесть о Воронихине. – Л.: Сов. писатель, 1973. – 528 с.
Коничев К.И. Рассказы-бывальщины. – М.: Сов. Россия, 1967. – 56 с.: ил.
Коничев К.И. Русский самородок. – Ярославль: Верхне-Волжское кн. изд-во, 1969. – 398 с.

Библиография:
Гура В. Добрая память // Коничев К.И. Из моей копилки. – Вологда, 1971. – С. 232 – 236.
Евстратова Т. [К 90-летию К.И. Коничева] // «Он любил все русское…»: Литературно-краеведческий сборник. – Вологда, 1995. – С. 4 – 7.
«Он любил все русское…»: Литературно-краеведческий сборник, посвященный 90-летию К.И. Коничева, изучению культуры Устьянского края в школе. – Вологда, 1995. – 127 с.
Судакова Т. Коничев Константин Иванович: Памятка к 100-летию со дня рождения. – Устье Кубенское, 2004. – 2 с.: фото.

* * *
Гура И. Вологодчина – моя вотчина / Ирина Гура // Красный Север. Зеркало. – 2004. – 25 февраля (№ 38). – С. 7.
Старкова В. Русский самородок / Валентина Старкова // Вологодские новости. – 2004. – 25 февраля – 2 марта (№ 8). – С. 14.
Андреева З. Люди Коничева не забыли // Русский Север. Вечерка. – 2001. – 1 февраля. – С. 7.
Константин Коничев // Красный Север. – 1994. – 17 февраля. – С. 3.
Биографическая справка.



Аринин Владимир Иванович

Багров Сергей Петрович

Балакшин Роберт Александрович

Гогулина Татьяна Васильевна

Ермаков Дмитрий Анатольевич

Леднев Юрий Макарович

Маркелов Леонид Васильевич

Матвеев Николай Иванович

Павлов Константин Алексеевич

Щекина Галина Александровна